В Донецке научились выращивать кожу

KP_uaВ уникальном ожоговом центре больные плавают в невесомости, а врачи проводят бескровные операции.

Счет пациентов, которых признал безнадежными целый сонм врачей, но спасли здесь, уже идет на тысячи. Экстремальная реальность (высокая техногенная нагрузка, плохая экология, серьезные аварии на шахтах и т.п.) требовала от врачей особого искусства. В онкологии, лечении сердечно-сосудистой патологии, ожогов, травматологии дончане оставили далеко позади многих коллег. В шахтерской столице работает ряд уникальных медицинских клиник, чьи достижения на слуху далеко за пределами страны.

Прежде всего, это относится к Донецкому институту неотложной и восстановительной хирургии им. В.К. Гусака Национальной академии медицинских наук Украины.

— Идея создания института вместо областной больницы возникла после того, как наше лечебное учреждение накопило опыт оказания помощи обожженным пациентам, доставляемым к нам после аварий на шахтах и других промышленных предприятий Донбасса и Украины, — отмечает директор ИНВХ им. В.К. Гусака НАМН Украины, академик НАМНУ Владислав Гринь. — В этом году наш знаменитый ожоговый центр отмечает полувековой юбилей. На момент его создания во всем Советском Союзе существовало лишь 2 таких специализированных отделения — в Москве и Ленинграде. Третье, чтобы лечить обгоревших горняков, открыли в Сталино (как тогда назывался Донецк — прим. авт.).

Сегодня равных этому центру не найти во всем СНГ. Именно в Донецке разработали ряд инноваций, которые позволяют спасать практически безнадежных больных с обширными ожогами.

— Мы первыми в независимой Украине в 1991 году предложили принципиально новую стратегию — специализированную помощь ожоговые пациенты должны получать непременно в первые сутки после ЧП. С помощью раннего хирургического лечения таких больных нам удалось значительно снизить летальность, — рассказывает руководитель центра, заведующий кафедрой комбустиологии, пластической хирургии и урологии Донецкого национального медуниверситета, доктор медицинских наук, профессор Эмиль Фисталь.

В клинике используют уникальные методики, например, ультразвуковую очистку ран, здесь разработали и запатентовали метод озонирования глубоких ожогов. Единственный в Украине аппарат для так называемых бескровных операций, или щадящей очистки ожогов, — ультразвуковой кавитатор (в отличие от механической чистки не разрушает здоровые ткани) находится именно в Донецком ожоговом центре. Даже кровати в палатах здесь особенные — пациенты на них не лежат, а как будто плавают в невесомости, ведь вместо матраса — клинисфера, то есть специально вспушенный силиконовый песок.

В год через руки хирургов центра (отделение рассчитано на 42 койки в стационаре, здесь трудится более 20 врачей) проходят 1 000 тяжелейших пациентов. Именно в Донецке взялись лечить парня, пропустившего через себя 27 000 вольт. 18-летний студент из Лубен (Полтавская область) попал под дуговой разряд на вокзале. Чтобы спасти парня, в Донецке ему делали сразу две операции одновременно: на мозге (падая, студент получил огромную гематому) и чистили ожоги. А за спасение 16-летнего подростка из Петербурга дончанам в 2008 году вручил премию «Признание» президент РФ Дмитрий Медведев. В домашней бане взорвался котел, и школьник получил ожоги 98% тела, остались лишь кусочек кожи на голове и тонкая полоска на пояснице. Новую кожу для юного пациента вырастили в Донецке.

Это стало возможным благодаря тому, что в 2003 году в Институте неотложной и восстановительной хирургии им. В.К.Гусака НАМНУ открылось уникальное подразделение не только для донецкой клиники, а и для всего СНГ — лаборатория клеточного и тканевого культивирования. На тот момент во всей Европе была всего одна подобная — в Париже. Да и сейчас таких лабораторий, где работают с так называемыми собственными субстратзависимыми стволовыми клетками (из них получают клетки всех тканей и органов человека, кроме крови и иммунитета), в мире наберется не больше 15.

— На сегодня это первая и единственная в Украине лаборатория, которая имеет право (с учетом всех юридических и морально-этических норм) работать с биологическим материалом и использовать его не только в научных целях, но и применять в лечении пациентов, — рассказывает руководитель лаборатории, профессор Андрей Попандопуло. — И очень важно, что наша лаборатория соответствует международным стандартам GMP (стандарты чистоты и качества работы).

— Первоначально эта структура в институте создавалась для оказания помощи при термических поражениях, т.е. ожогах. Но впоследствии мы разработали методики и успешно применяем клеточные технологии для лечения и ряда других заболеваний, — отмечает директор института Владислав Гринь. — К примеру, уже 8 лет мы развиваем в этом направлении помощь при сердечной недостаточности, поражениях коронарных сосудов. Особенно важно это для так называемых неоперабельных больных, а их, к сожалению, довольно много. Фактически клеточные технологии — это в ряде случаев альтернатива такой дорогостоящей и опасной процедуре, как пересадка сердца. У нас самый большой опыт в Европе использования собственных стволовых клеток пациента для лечения различных сердечных патологий.

http://kp.ua/daily/260311/272575/

Юлия ДОМАШОВА — 26.03.2011
2173

No Comments Yet.

Leave a comment

You must be logged in to post a comment.